Во времена бамианских королей глубокие долины высокогорных районов центрального Афганистана являлись, если не торговыми центрами, то во всяком случае местами паломничества.

По поверхности плато протянулись бесконечные мрачные гряды холмов, покрытые редкой растительностью, среди которой отсутствуют древесные породы. Пейзаж в целом унылый и однообразный. Лишь узкие тропы пересекают местность во всех направлениях. Однако в долинах картина резко меняется. Долины представляют собой выемки на обширном плато, со всех сторон окруженные отвесными скалами такого же красноватого оттенка, как и те, что окружают Бамианскую долину. В более широких частях долин имеются большие участки, пригодные для земледелия. Ранней весной возделанные посевы составляют резкий контраст с окружающими красновато-коричневыми скалами. Долина Айбака орошается рекой Хульм.

Древний путь через Бамиан, Сайган и Камерд пересекается здесь с современной дорогой. За Айбаком начинается открытое пространство. Это знаменитая Бактрийская равнина, протянувшаяся вплоть до Аму-Дарьи. На равнине встречаются отдельные холмы, у подножий которых обычно расположены деревни. Гребни холмов нередко увенчаны развалинами древних укреплений. С юга равнина ограничена ровной голубоватой стеной гор. Издали эта стена кажется совершенно неприступной; однако при приближении к ней становятся видны несколько рассекающих ее проходов, через которые на равнину с шумом низвергаются горные реки. Повсюду, где пробившиеся через горы реки выходят на равнину, они используются для орошения. Поэтому у подножий гор существует неширокая полоса возделываемых земель.

Однако реки, устремляющиеся с гор на открытую Бактрийскую равнину, не достигают Аму-Дарьи, а теряются на равнине. В древности прилегающая к Аму-Дарье часть Бактрийской равнины обильно орошалась водами этой реки. Имеется много доказательств существования здесь в прошлом обширной ирригационной системы, о чем свидетельствуют, в частности, сохранившиеся невысокие ровные насыпи, характерные также для равнин древнего Вавилона. Эти насыпи не что иное, как берега каналов, по которым воды Аму-Дарьи поступали на возделываемые в долине поля, занимавшие когда-то сотни квадратных километров. В дальнейшем из-за, изменений в соответствующих уровнях равнины и реки вода по каналам перестала подаваться на поля.

Теперь эти волнообразные холмы, покрывающиеся в начале лета изумительным ковром из трав и цветов и, наоборот, оголенные и унылые зимой, являются превосходными пастбищами, на которых пасутся знаменитые каракульские овцы.