Это давно надо было где-то записать

Мы занимались туризмом при киевском Дворце Пионеров и Школьников. На школьные каникулы мы ходили в дальние походы, в выходные – ездили на соревнования по технике туризма (это когда вешают кучу веревок, а потом по ним, как обезьяны, скачут), по спортивному ориентированию (это когда бегают с выпученными глазами по лесу с компасом и картой) и просто выбирались в лес с ночевкой «погудеть».

Потом школу мы закончили, кружок накрылся, и мы просто встречались раз в неделю поболтать, и продолжали выезжать в выходные на природу.

Самым интересным, на мой взгляд, был период с апреля по август 1994 года. Если у меня получится, я напишу серию «рассказок» о том времени.

Как это иногда бывает в Киеве, февраль выдался теплым (5 – 10 °). К началу марта все уже ждали весны. И, опять же, как часто случается в такие зимы, в самом начале марта выпал снег и сильно похолодало.

В пятницу мы шли с очередной «сходки», размышляя о том, как здорово было бы выбраться в лес, если б не этот снег. Мы – трое девушек и двое молодых людей. Меня черт дернул сказать в шутку: а давайте все-таки поедем. Молодые люди сказали: а давайте! Мы спустились в метро и ребята на полном серьезе направились к поезду в сторону автостанции. Я поехала с ними в надежде обратить все в шутку и убедиться, что никуда они не поедут. Все напрасно, они вышли из метро в сторону автобуса, а я поехала домой в полной уверенности, что они постоят на остановке и под порывами ледяного ветра их пыл охладеет, они отправятся домой.

На следующий день один из них позвонил мне около 11 с обычными разговорами на тему «как дела». Предложил приехать чайку попить. На мне как раз висело 30 интегралов к понедельнику (первый курс), парень же этот учился уже на втором курсе, был здоровым, как Федор Емельяненко, соответственно помощь ожидалась. За чашкой чая и решением интегралов мне и рассказали о том, что произошло после того, как я села в метро и поехала домой. Тем более, что появился и второй участник вчерашних событий (надо заметить, что я теперь за этим участником замужем).

Они честно сели в автобус и доехали до остановки, откуда до «места» было 3 км. «Место» было уютной поляной в сосновом лесу, куда мы часто выезжали летом. Туда же частенько наведывались и другие компании. Почти всегда кого-нибудь из этих компаний мы знали. Ребята надеялись, что застанут кого-нибудь знакомого «на месте» и те не дадут замерзнуть.

Было холодно, где-то -10, в лесу лежал снег, по колено примерно. На просеках он, впрочем, уже растаял, так что идти можно было. Они и пошли. Естественно, никого «на месте» не оказалось. Они повернули назад – к автобусу. Экипировка у них была – городская одежда. У моего будущего мужа в сумке лежали гостинцы от бабушки. Масло и сгущенка в банке. Есть им уже хотелось, но масло без ничего как-то не впечатлило.

К тому времени, как горе-путешественники вернулись к трассе, было уже за полночь, автобусы уже не ходили. До Киева, до метро было километров 18. Понятно было, что метро уже не ходит тоже. Но что делать? Они выбрали идти, то есть замерзать активно. Шли долго, мерзли. Когда дошли до первого многоквартирного дома, вошли в подъезд, нашли батарею и долго с ней обнимались. Дома были к 5 утра. По счастью, ничего себе не отморозили. Только ноги болели – еще бы, они прошагали километров 30 за ночь.

В общем, урок был – за свои слова надо отвечать. Через пару месяцев отвечать пришлось уже мне. Но это совсем другая история - читаем тут.